Лицо располагающее сведениями о фактических обстоятельствах

Лица, содействующие осуществлению правосудия

Лицо располагающее сведениями о фактических обстоятельствах

В арбитражном процессе наряду с лицами, участвующими в деле, участвуют также лица, содействующие осуществлению правосудия[1]. Деятельность таких лиц (как и в гражданском процессе) носит вспомогательно-технический характер, в отличие от лиц, участвующих в деле, они не имеют правового интереса в деле.

К лицам, содействующим осуществлению правосудия, относятся эксперт, специалист, свидетель, переводчик, помощник судьи, секретарь судебного заседания.

В соответствии с ч. 1 ст.

55 АПК экспертом является лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное арбитражным судом для дачи заключения в случаях и в порядке, которые предусмотрены АПК.

Помимо процессуальных норм АПК, судебно-экспертная деятельность регулируется также Федеральным законом от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Специалистом является лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности, осуществляющее консультации по касающимся рассматриваемого дела вопросам (ч. 1 ст. 55.1 АПК).

Главное отличие специалиста от эксперта состоит в том, что эксперт проводит специальные исследования для разрешения вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, ремесла, искусства, специалист же проводить специальные исследования не вправе.

Свидетелем является лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела (ч. 1 ст. 56 АПК). Свидетелем может быть любое физическое лицо независимо от возраста и наличия дееспособности.

Не является препятствием для допроса свидетеля и возможная фактическая заинтересованность в определенном разрешении судебного дела (например, при допросе родственника одной из спорящих сторон либо лица, являющегося работником истца или ответчика).

Главное, что отграничивает свидетеля от лиц, участвующих в деле, которым также могут быть известны какие-либо сведения о фактических обстоятельствах, это его специальный процессуальный статус, который обязывает явиться в арбитражный суд и дать правдивые показания (в отличие от свидетеля для лиц, участвующих в деле, дача объяснений — право, а не обязанность).

Некоторые субъекты обладают свидетельским иммунитетом. В зависимости от характера используемой правовой конструкции (обязывающей либо управомочивающей) выделяют:

а) абсолютный свидетельский иммунитет — правило, устанавливающее императивный запрет допрашивать в качестве свидетелей определенных субъектов.

Под абсолютный свидетельский иммунитет подпадают:

  • — судьи и иные лица, участвующие в осуществлении правосудия, — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с участием в рассмотрении дела (ч. 5 ст. 56 АПК);
  • — представители по гражданскому и иному делу — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителей (ч. 5 ст. 56 АПК);
  • — лица, которые в силу психических недостатков не способны правильно понимать факты и давать о них показания (ч. 5 ст. 56 АПК);
  • — посредники, оказывающие содействие сторонам в урегулировании спора, в том числе медиаторы, — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением соответствующих обязанностей (ч. 5.1 ст. 56 АПК);
  • — арбитры и третейские судьи — об обстоятельствах, которые стали им известны в ходе арбитража и третейского разбирательства (ч. 5.2 ст. 56 АПК);
  • — священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди (п. 7 ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»);
  • б) относительный свидетельский иммунитет — правило, в соответствии с которым лицо, привлеченное в качестве свидетеля, вправе отказаться от дачи показаний. В арбитражном процессе (в отличие от аналогичных норм, закрепленных в п. 4—6 ст. 69 в ГПК и п. 4—6 ч. 11 ст. 51 КАС) относительным свидетельским иммунитетом наделены лишь само допрашиваемое лицо, его супруг и близкие родственники (ч. 6 ст. 56 АПК).

Заключения экспертов, консультации специалистов, показания свидетелей закон относит к средствам доказывания (ч. 2 ст. 64 АПК).

В соответствии с ч. 1 ст.

57 АПК переводчиком является лицо, которое свободно владеет языком, знание которого необходимо для перевода в процессе осуществления судопроизводства, и привлечено арбитражным судом к участию в арбитражном процессе в случаях и в порядке, которые предусмотрены АПК.

Переводчиком может быть любое физическое лицо, в том числе и не имеющее специального образования. Иные участники арбитражного процесса не вправе принимать на себя обязанности переводчика, хотя бы они и владели необходимыми для перевода языками (ч. 2 ст. 57 АПК).

Помощник судьи оказывает помощь судье арбитражного суда в подготовке и организации судебного процесса, может вести протокол судебного заседания и совершать иные процессуальные действия в случаях и в порядке, которые предусмотрены АПК.

Вместе с тем помощник не вправе выполнять функции по осуществлению правосудия, а также совершать действия, влекущие за собой возникновение, изменение либо прекращение прав или обязанностей лиц, участвующих в деле, и других участников арбитражного процесса (ч.

1—3 ст. 58 АПК).

Секретарь судебного заседания ведет протокол судебного заседания, по поручению председательствующего проверяет явку в суд лиц, которые должны участвовать в судебном заседании (ч. 4, 5 ст. 58 АПК).

Как указывалось выше, лица, содействующие осуществлению правосудия, не должны иметь правового интереса в деле (данное требование не распространяется только на свидетеля).

Поэтому если арбитражный суд установит, что помощник судьи, секретарь судебного заседания, эксперт, специалист или переводчик лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела, такой субъект подлежит отводу.

Кроме того, все указанные субъекты также подлежат отводу по иным основаниям, установленным для отвода судьи (ч. 1 ст. 23, ч. 1 ст. 21 АПК).

Дополнительное основание установлено для отвода эксперта — таковым выступает факт проведения им ревизии или проверки, материалы которых стали поводом для обращения в арбитражный суд или используются при рассмотрении дела (ч. 2 ст. 23 АПК).

Вопрос об отводе помощника судьи, секретаря судебного заседания, эксперта, специалиста, переводчика разрешается составом суда, рассматривающим дело (ч. 4 ст. 25 АПК).

Для свидетеля институт отвода не применим, однако это не означает, что в законе отсутствует механизм, позволяющий устранять из процесса субъектов, обладающих абсолютным или относительным свидетельским иммунитетом.

Такие лица привлекаются в качестве свидетелей и в силу императивного требования закона обязаны явиться в арбитражный суд (ч. 2 ст. 56 АПК).

Однако если сам свидетель либо кто-либо из иных участников арбитражного процесса заявит о наличии свидетельского иммунитета, арбитражный суд обязан будет проверить действительное наличие соответствующих обстоятельств и в зависимости от этого разрешить вопрос о допустимости допроса конкретного свидетеля.

Источник: https://studme.org/252808/pravo/litsa_sodeystvuyuschie_osuschestvleniyu_pravosudiya

О правовом значении аффидевитов с точки зрения российского процессуального права

Лицо располагающее сведениями о фактических обстоятельствах

Периодически возникает необходимость представить в суд объяснения лица, находящегося за пределами Российской Федерации.   Такие объяснения могут касаться как фактических обстоятельств дела, так и содержания норм иностранного права. 

Наиболее практически простым способом и часто используемым способом является заверение аффидевита, т.е. письменных показаний под присягой, у иностранного уполномоченного лица.  Например, в случае составления аффидевита в Англии, лицо может принести клятву в присутствии нотариуса, солиситора или уполномоченных лиц некоторых судов.

На практике суды периодически принимают аффидевиты как в качестве доказательств содержания иностранного права (например, Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.02.

2012 по делу № А41-20318/11), так и в качестве подтверждения фактических обстоятельств (например, Определение ВАС РФ  от 1 октября 2010 г. № ВАС-12723/10, Постановление ФАС Московского округа от 26 декабря  2006 г.

№ КА-А40/12155-06, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 июня 2008 г. № А56-25800/2004). 

В недавнем Постановлении Президиума ВАС РФ от 13 марта 2012 г. №  12434/11 (есть оговорка о возможности пересмотра по новым обстоятельствам) ВАС РФ признал обоснованным принятие аффидевита как подтверждения содержания норм иностранного права.

Между тем, хотя аффидевит может полностью соответствовать по форме применимым нормам права места, где он был составлен (например, Англии), вопрос о правовой природе и допустимости такого доказательства с точки зрения российского процессуального права является неразрешенным.  

В зависимости от содержания документ может рассматриваться в качестве:

  1. Свидетельских показаний – аффидевит, содержащий изложение фактических обстоятельств;
  2. Заключения специалиста – аффидевит о содержании норм иностранного права;
  3. Иное письменное доказательство, возможность представления которого предусмотрена частью 1 статьи 75 АПК РФ.

Правовая природа аффидевита может иметь большое значение.

Например, согласно статье 162 ГК РФ, несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.  Если рассматривать аффидевит как письменное доказательство, не являющееся свидетельскими показаниями, то на него возможно ссылаться в подтверждение условий сделки.

  1. Аффидевит как свидетельские показания

Согласно статье 56 АПК РФ, свидетелем является лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела.  В аффидевите определенное лицо под присягой именно и сообщает об известных ему фактических обстоятельствах.

Однако АПК РФ устанавливает специальные нормы, касающиеся свидетельских показаний (статьи 56 и 88 АПК РФ), которые не соблюдаются при составлении аффидевита.

  Так, свидетель сообщает известные ему сведения устно в судебном заседании.

Кроме того, за дачу заведомо ложных показаний, а также за отказ от дачи показаний свидетель несет уголовную ответственность, о чем его предупреждает именно арбитражный суд, и о чем свидетель дает подписку.

АПК РФ также устанавливает особый порядок получения свидетельских показаний лиц, находящихся за границей – направление судебных поручений. 

Между тем, ФАС Северо-Западного округа в Постановлении 26 декабря 2003 г.

№ А56-29235/02 признал аффидевит, в котором излагались фактические обстоятельства, «письменными показаниями», указав, что «поскольку упомянутые выше письменные показания, составленные компетентными органами иностранных государств вне пределов Российской Федерации по нормам иностранного права, оформлены надлежащим образом, судами обеих инстанций они обоснованно признаны в качестве письменных доказательств».  Из того же понимания природы аффидевита исходил ФАС Северо-Кавказского округа в Постановлении от 26 декабря  2005 г. № Ф08-6155/2005. 

В Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 сентября 2006 г. № 09АП-9479/2006-АК изложена иная позиция.  Суд рассматривает аффидевит «как заявление физического лица, равносильное присяге». 

Между тем, суды не указывают, является ли аффидевит равнозначным свидетельским показаниям, представленным согласно статье 88 АПК РФ.  С учетом того, что аффидевит не соответствует требованиям, предъявляемым к свидетельским показаниям, признание его таковыми представляется необоснованным.

  1. Аффидевит как заключение специалиста

Что же касается аффидевитов, в которых представляется заключение по определенным вопросам иностранного права, то статья 14 АПК РФ устанавливает, что в целях установления содержания норм иностранного права суд может обратиться в установленном порядке за содействием и разъяснением в Минюст РФ либо привлечь экспертов.

  Таким образом, наиболее близкой «правильной» процессуальной формой получения заключения определенного «специалиста» по иностранному праву является назначение судом эксперта или специалиста согласно статьям 86 и 87.1 АПК РФ.

  Данные статьи устанавливают специальную процедуру назначения эксперта/специалиста, которые не соблюдаются при подготовке аффидевита.   

Однако аффидевит не является заключением эксперта специалиста, поскольку эксперта или специалиста назначает не суд.  Также арбитражный суд не предупреждает такого эксперта/специалиста об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

  1. Аффидевит как иное письменное доказательство

Аффидевит может рассматриваться как «иное письменное доказательство» согласно пункту 1 статьи 75 АПК РФ, содержащему открытый перечень письменных доказательств.

Так, в Постановлении ФАС Московского округа от 10 ноября 2010 г.

№ КГ-А40/13062-10 суд указал, что «действующее арбитражное процессуальное законодательство позволяет лицам, участвующим в деле, представлять в качестве доказательств по делу аффидевит, то есть заключение профессионалов определенного государства в области иностранного правопорядка, в котором раскрывается содержание норм иностранного права.

При этом представленное истцом заключение рассматривается судом как доказательство, представленное в порядке ст. 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации наравне с другими доказательствами, представленными в материалы дела». 

В качестве обоснования представления аффидевита, подтверждающего содержание норм иностранного права как «иного письменного доказательства», возможно ссылаться на статью 14 АПК РФ, устанавливающую право лиц, участвующих в деле, представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права.  Логично предположить, что такие документы могут представлять собой иные документы, составленные в соответствии с требованиями места их получения, включая аффидевиты.

Интересным в этом плане является Постановление ФАС Дальневосточного округа от 11 января 2012 г. № Ф03-3393/2011.

  В данном деле суды нижестоящих инстанций установили содержание норм иностранного права на основании аффидевита, представленного одной стороной, и не приняли во внимание аффидевит, представленной другой стороной, признав первый аффидевит более обоснованным.

  Кассационный суд отменил судебные акты, указав, что «с целью устранения противоречий и противоположных суждений указанных аффидевитов суды обеих инстанций не воспользовались механизмами, заложенными в статье 14 АПК РФ, статье 1191 ГК РФ, в частности, не обратились за содействием в толковании норм … к компетентным органам в Российской Федерации».  То есть, кассационный суд фактически признал аффидевиты допустимыми доказательствами по форме, однако для их проверки по содержанию необходимо было прибегнуть к другим способам, предусмотренным статьей 14 АПК РФ.

На иной правовой позиции основывается более раннее Определение ВАС РФ от 5 марта 2007 г. № 1640/07, где указано, что «письменные показания под присягой (аффидевит), заверенные нотариусом, обоснованно отклонены судом.

Между Российской Федерацией и Турецкой Республикой действует договор от 15 декабря 1997 г.

о взаимном оказании правовой помощи по гражданским, торговым и уголовным делам, и в случае ее необходимости для данного судебного дела истец был вправе обратиться в Министерство юстиции Турецкой Республики с запросом об официальном толковании правовых норм».

****

Исходя из вышеизложенного, вопрос о правовой природе аффидевита остается открытым.  Представляется наиболее обоснованным рассматривать аффидевит как «иное письменное доказательство» для целей процессуального права.

  Между тем, необходимо учитывать, что исходя из своей правовой природы аффидевит является лишь сообщением определенного лица об известных ему обстоятельствах, личным мнением определенного лица, и аффидевиты должны оцениваться исходя из этого. 

Также необходимо учитывать, что суд согласно статье 88  по своей инициативе может вызвать в качестве свидетеля лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство.

  То есть, суд вправе вызвать в качестве свидетеля лицо, давшее аффидевит.  Согласно статье 56 свидетель обязан по вызову арбитражного суда явиться в суд.

  С учетом того, что согласно статье 71 АПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, суд может критически оценить обстоятельства, изложенные в аффидевите, в случае неявки лица, давшего его, для дачи показаний в качестве свидетеля.

Источник: https://zakon.ru/blog/2012/9/10/o_pravovom_znachenii_affidevitov_s_tochki_zreniya_rossijskogo_processualnogo_prava

Статья 88 АПК РФ. Свидетельские показания

Лицо располагающее сведениями о фактических обстоятельствах

1. По ходатайству лица, участвующего в деле, арбитражный суд вызывает свидетеля для участия в арбитражном процессе.

Лицо, ходатайствующее о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, может подтвердить свидетель, и сообщить суду его фамилию, имя, отчество и место жительства.

2. Арбитражный суд по своей инициативе может вызвать в качестве свидетеля лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство.

3. Свидетель сообщает известные ему сведения устно. По предложению суда свидетель может изложить показания, данные устно, в письменной форме.

Показания свидетеля, изложенные в письменной форме, приобщаются к материалам дела.

4. Не являются доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

См. все связанные документы >>>

1. Свидетельские показания нечасто имеют место в арбитражном суде – значительно реже, чем в суде общей юрисдикции.

Согласно ст. 56 АПК свидетелем является лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела. Следовательно, свидетелем может быть любое лицо, которое располагает сведениями об обстоятельствах, относящихся к делу. Закон не устанавливает возрастных ограничений для свидетелей. Аналогичным образом поступает и ГПК.

От свидетеля требуется наличие личных знаний об относящихся к делу обстоятельствах. Свидетель обязан сообщить арбитражному суду сведения по существу рассматриваемого дела, которые известны ему лично, и ответить на дополнительные вопросы арбитражного суда и лиц, участвующих в деле (ст. 56 АПК).

Свидетелем в арбитражном суде может быть любое физическое лицо, которое способно правильно понимать факты и давать показания о них, при условии личных знаний об относящихся к делу обстоятельствах.

Часть 1 ст. 88 АПК определяет инициаторов вызова свидетелей в суд. Лица, участвующие в деле, при желании провести допрос свидетеля обращаются к арбитражному суду с ходатайством о вызове свидетеля в суд. Арбитражный суд осуществляет такой вызов.

Важно, что данное положение полностью соответствует состязательному процессу, когда не суд, а лица, участвующие в деле, инициируют вызов свидетелей.

При этом ходатайство о вызове свидетеля должно соответствовать общим правилам, установленным для истребования доказательств:

– указываются обстоятельства, имеющие значение для дела, которые может подтвердить или опровергнуть данный свидетель;

– указываются данные о свидетеле (фамилия, имя, отчество, место жительства).

Свидетель обязан по вызову арбитражного суда явиться в суд.

2. Вместе с тем у арбитражного суда осталось право самостоятельного (по собственной инициативе) вызова лица в качестве свидетеля. Об этом говорится в ч. 2 ст. 88 АПК.

Таким образом, вызов свидетелей по инициативе арбитражного суда строго целевой: для установления обстоятельств, связанных с составлением письменного доказательства или созданием или изменением предмета, который арбитражный суд исследует в качестве вещественного доказательства.

3. Часть 3 ст. 88 АПК дает краткую характеристику процедуры дачи показаний свидетелем в арбитражном суде. В отличие от ГПК арбитражное процессуальное законодательство не содержит детальной регламентации процедуры дачи показаний свидетелем. Однако основные моменты законодательно очерчены.

Свидетель обязан явиться в суд по вызову арбитражного суда и сообщить известные ему сведения по делу устно.

За дачу заведомо ложных показаний, а также за отказ от дачи показаний свидетель несет уголовную ответственность, о чем он предупреждается арбитражным судом и дает подписку до начала дачи свидетельских показаний.

Показания свидетеля состоят из свободного рассказа арбитражному суду о том, что ему известно по делу. Затем свидетелю могут быть заданы вопросы. Показания свидетель дает устно.

Но законом предусмотрено правило, по которому арбитражный суд может предложить свидетелю изложить свои показания в письменной форме. Однако письменная форма дачи показаний не заменяет устные показания свидетеля.

В письменной форме излагаются показания, как говорит закон, данные устно. Если показания свидетеля изложены в письменной форме, то они приобщаются к материалам дела.

4. Очень важное положение ч. 4 ст. 88 АПК: “Не являются доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности”.

Эта норма преграждает возможность появления показаний с чужих слов. Следовательно, она способствует исследованию лишь достоверных доказательств.

В силу прямого законодательного запрета доказательства, если свидетель не может назвать источник информации, недопустимы.

Источник: https://RuLaws.ru/apk/Razdel-I/Glava-7/Statya-88/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.